G. (gerostratus) wrote,
G.
gerostratus

Categories:

Люди-Саламандры

Саламандра

Саламандры — это хвостатые земноводные, обитающие в Европе, Азии, Северной Америке. К ним принадлежит хорошо известный нам тритон. Само же слово "саламандра" может напомнить нам о фантастическом романе Карела Чапека "Война с саламандрами". Там саламандры хоть и приобретают человеческие черты, но остаются животными. Саламандры же, упоминаемые в древних легендах и средневековых поверьях, в магических трактатах, — существа, живущие в огне, "духи" стихии огня.
А люди–саламандры? Это отнюдь не чудовища, не монстры, а те из наших предков, которые могли ЖИТЬ В ПЛАМЕНИ.
Это явление, удивительное с точки зрения законов физики, медицины и вообще здравого рассудка, в прошлом встречалось значительно чаще, чем теперь, и этому есть объяснения.
Люди–саламандры вызывали суеверный страх.
Сообщения о необычных свойствах и леденящих душу поступках этих существ появлялись в разные времена. Это были скупые упоминания в летописи, хронике или дневнике влиятельной особы. Это были и подробные описания событий, подтверждаемых десятками и сотнями свидетелей, закрепленных актами.
Свидетельств из прошлого много, особенно в материалах судебных процессов над чародеями и ведьмами, поклонниками дьявола, слугами темных потусторонних сил. Но здесь трудно отделить истинные свидетельства от полученных под пыткой, от явных наговоров–доносов.

Распространенное мнение о казни слуг Сатаны только путем сожжения на костре ("аутодафе" — "дело веры") является в корне неправильным. Видимо, слишком часто "колдуны" оказывались саламандрами, вызывая ужас и простолюдинов, и самих инквизиторов. Возникали такие толкования чудесного спасения от огня, как "коррекция неправедного приговора волею Господа", а сам спасшийся колдун— "осененным Божией благодатью".
Чтобы избегнуть повторений подобных чудес, подрывающих авторитет церкви, многие ее иерархи и представители инквизиции стали рекомендовать иные способы казни. В Нидерландах, например в 1550 году вышел указ о том, чтобы казнить "мужчин — отрубанием голов или повешением, женщин — закапыванием в землю".
Для установления, является ли подозреваемая ведьмой, ее бросали в воду. Если она не тонула (будучи левитанткой), ее объявляли ведьмой, вытаскивали из воды и закапывали или замуровывали заживо. Шедшие ко дну извлекались иногда на поверхность и, возвращенные к жизни различными варварскими методамиж, объявлялись тогда свободными от подозрений в связях с нечистой силой. Но таких было очень мало.
В Испании, например, по достоверным сведениям, в XVI— XVII веках были уничтожены до 12 миллионов человек… Инквизиция считала главной своей задачей не уничтожение ереси, а истребление еретиков.
Особенно активно истреблялись носители необычных генетических свойств. Конечно, жертвами охоты на колдунов и ведьм в большинстве своем становились совершенно нормальные, обычные люди. Но в этой бесконечной жатве смерти первыми гибли те, кто по случайности, по неосторожности, излишней доверчивости сделал достоянием гласности свои необычные свойства — экстрасенсорные способности, проявившиеся в целительстве, ясновидении, левитации.
И — нечувствительности к воздействию высокой температуры, которая никак не могла остаться незамеченной окружающими. Что это было? Результат какой-то мутации, ставший наследственным, охранительное свойство, доставшееся от диких предков, или, как сказали бы теперь, наследство инопланетян?
Давно было известно, что подобные свойства могут передаваться по наследству, поэтому инквизиция требовала "предать казни всю семью еретика — от младенцев до старцев, не щадя — во имя Господа — никого…".
Образное определение "и в огне не горит, и в воде не тонет" многие исследователи соотносят с упомянутыми способностями.
Распространенная в Средние века вера в фантастические явления, религиозная истерия способствовали истреблению миллионов невинных жертв, что привело к почти полному исчезновению удивительных генетических свойств, упоминавшихся выше.
Иногда вершителями приговора оказывались родственники "черного колдуна", приспешника Сатаны, преступившего законы Божьего мира. Обнаруженные замурованными в стенах замков скелеты принуждали потомков проводить расследование — и из древних документов становилось ясно, что таким образом втайне расправлялись с носителями необычных свойств….
В более близкие времена людьми–саламандрами интересовались врачи, теологи, этнографы, а также представители тайных сект, искатели сенсаций. Но ученым фактически так и не дано было исследовать их.
Было выпущено несколько десятков книг, посвященных данной проблеме. В них описывались и совершенно неправдоподобные случаи.
Мы познакомим читателей с теми из них, которые можно назвать достоверными и доказательными, подтвержденными сохранившимися официальными документами.
…Несчастье пришло в семью графа де Валломбреза, когда его дочурке Ренье исполнилось всего шесть лет, — неожиданно умерла ее мама. Граф всеподданнейше попросил королеву Марию Медичи "принять сироту в ближний придворный круг, дабы воспитать в ней благонравие и богопослушание". Граф принадлежал к одному из самых знатных дворянских родов, поэтому королева дала свое милостивое согласие. Маленькая графиня стала постоянной спутницей королевы — не как служанка и не как придворная, а скорее — маленькая компаньонка, добрая, старательная и послушная, смышленая не по летам, она была всеобщей любимицей. Придворные относились к ней с большим вниманием. Не особенно отягощая ее занятиями, они старались превратить ее обязанности в своеобразную игру, что вполне устраивало девочку.
Однажды, когда придворные дамы занимались вышиванием около ярко пылавшего камина, у одной из них с колен упал моток шерсти и закатился прямо в огонь. Женщина даже не успела вскрикнуть, когда сидевшая у ее ног на скамеечке Ренье вскочила, сунула руку в огонь и подала клубок, еще не успевший загореться, неосторожной владелице.
"Ты не обожглась?" — со страхом и удивлением спросила дама. Ренье только покачала головой и — в доказательство — протянула ручки. Они были холодными и даже не покраснели. Пламя не тронуло и кружевную отделку рукавов. О происшествии вскоре забыли.
Но затем произошел более странный случай. Во время Великого поста все придворные дамы ходили в ближний монастырь доминиканок. Однажды вечером возвращавшиеся из храма женщины услышали пронзительный крик в комнате для гостей. Бросились туда. Их глазам предстало необычайное зрелище. У камина сидела маленькая графиня де Валломбрез.
Ее голову, длинные волосы и плечи охватывали языки пламени, а она спокойно дремала с закрытыми глазами.
Крик монахини, случайно зашедшей в комнату и увидевшей ребенка в огне, а затем и громкие разговоры перепуганных женщин разбудили малышку. Еще мгновение она оставалась в пламени камина, затем вскочила и, увидев перед собой гофмейстерину, вскричала: "Простите, мадам, я задремала и не пошла на молитву!" А потом расплакалась…
Девочку осмотрели — ни атласное платье, ни медальон на шее, ни кожа и волосы не пострадали от огня. А ведь все присутствовавшие видели, что она какое-то время сидела среди языков пламени! Никто не знал, что и думать.
На всякий случай капеллан прочитал над Ренье молитву и окропил дитя святой водой. Если бы девочка не принадлежала к знатнейшему роду, то дело могло бы дойти до обвинения в волшебстве. От пыток никто из "слуг дьявола" не освобождался…
Королева решила отослать маленькую графиню к ее отцу. Сопровождавший ее придворный рассказал обо всем графу. Особые свойства дочери совсем не удивили графа, так как ими обладала и его покойная жена, о чем он рассказал посланцу королевы, взяв с него предварительно клятву о молчании. Клятва была сохранена, и об этом узнали по запискам уже после смерти придворного, которому граф доверил свою тайну.
Огонь не только не касался тела мадам де Валломбрез, но также не повреждал одежду, обувь, украшения. Эту способность она передала дочери. В старинной хронике упоминалось, что прабабушка графини обладала таким же даром, ниспосланным ей якобы за особую религиозность.
Так как церковь в те времена не отличалась терпимостью, в семье предпочитали не афишировать необычные свойства женщин рода де Валломбрез. Подобно матери, Ренье не прожила долго. В 22 года она вышла замуж за своего кузена, а через несколько месяцев черная смерть — чума оборвала ее жизнь. Не успела оставить потомства, поэтому неизвестно, передала бы она эту необычную способность по наследству.
Воспоминания об огненной графине можно найти в дневниках современников, в придворной хронике (очень невнятно), а главное — в донесениях дипломатов, которые отмечали малейшие события при дворе. Именно эти депеши, сохранившиеся во многих государственных архивах, стали веским подтверждением необыкновенной истории.
Спустя сто лет после Ренье де Валломбрез во Франции жила простая сельская девушка. Она родилась в Провансе, в маленькой деревушке. Ее звали Мария Сонне.
Слухи о ее необычном даре доходили до Парижа, но в течение нескольких лет никто не принимал их всерьез. Наконец об этом узнал Людовик XV и приказал немедленно разобраться и доложить. Марию доставили в Париж вместе с отцом, сестрой и местным священником, сообщившим епископу о необычном случае, могущем поколебать веру, а при правильном использовании — лишь укрепить ее.
Была создана специальная комиссия из теологов, врачей, ученых. Делом заинтересовался и епископ Парижа.
12 мая 1731 года Мария была подвергнута невообразимому испытанию. В одной из больших зал Сорбонны на каменном полу разожгли большой костер из 15 огромных дубовых поленьев. Огонь был так силен, что можно было испечь вола, записал очевидец.
На расстоянии 5 метров от костра были расставлены кресла, в которых уселись достойные свидетели. Были среди них дворяне, профессора Сорбонны, парижский епископ со свитой из духовных лиц и бургомистр с советниками.
17–летняя Мария, "невысокая, худощавая, с распущенными волосами, одетая в длинную белую рубашку из полотна", поклонилась присутствовавшим и легла над горящими поленьями на металлические прутья, уже раскалившиеся в огне. Прутья опирались на два металлических же треножника, ставших опорами для головы и стоп девушки. Пламя быстро охватило ее тело. Испуганный шепот людей постепенно стих, так как всем стало ясно, что жар не вредит ей. Она лежала так почти три четверти часа, изредка меняя положение. В конце концов легла лицом вниз.
В протоколе, составленном сразу после эксперимента, записано, что "все время глаза у нее были закрытыми, она казалась спящей".
Ученые, руководившие испытанием, никак не решались прервать его, ожидая указания присутствовавшего герцога Ангулемского, занятого беседой с кем-то из придворных. Наконец Марии разрешили покинуть ее "огненное ложе". Она встала и поклонилась достойному собранию. Сразу после этого ее осмотрели — ради приличия — в боковой зале, куда вместе с ней вошли врачи и придворные дамы.
Все согласились, что тело девушки не было обожжено, а волосы, брови и ресницы не опалены. Огонь не подействовал и на ткань рубашки.
Недоумение ученых было так же безгранично, как и всех собравшихся. Теологи предпочли уйти от прямого ответа: "Ее сохранила рука Господня, ибо она — без греха". Но это тоже не объясняло ничего.
Девушка–саламандра могла брать без ущерба для себя руками раскаленные докрасна железные предметы, наливать на ладонь расплавленный свинец и даже прикасаться к нему губами…
Ее необыкновенные способности, как ни странно, не касались кипящей воды или масла. Сестры Марии рассказывали, как однажды при изготовлении домашнего мыла пара капель кипящего масла попала на ногу "саламандры", и тогда Мария громко вскрикнула от боли. На коже появился красный след ожога.
Дальнейшая судьба Марии Сонне осталась неизвестной. Вскоре после опыта в Сорбонне она вместе с семьей была увезена неизвестными из родной деревни.
Одни говорили, что это был приказ Папы Римского Бенедикта XIII, решившего спрятать подальше от глаз христиан девушку, способную своим необычным даром затмить евангельские чудеса.
Другие шепотом рассказывали, что поклонники дьявола решили сделать из нее свою главную жрицу. Король, спросивший некоторое время спустя о Марии, небрежно заметил, что подобное "чудо" недостойно внимания "просвещенных особ"…
В книге Оливье Леруа, посвященной обсуждаемой проблеме (1931), приведен пример из достоверных хроник: в 155 году святого Поликарпия Смирнского привязали к столбу для сожжения на костре, языки пламени изогнулись вокруг него, оставив невредимым. Солдату, находившемуся рядом, пришлось пронзить святого копьем.
В книге "Таинственный огонь и свет" Дж. Гаддис писал, что во время восстания крестьян–камизаров в Лангедоке (1702— 1703) королевскими войсками был захвачен предводитель восставших Клари. По решению военного суда он был приговорен к сожжению. Но казнь не удалась — несмотря на то что огонь охватил его со всех сторон, он остался невредим. Когда костер погас, "не только на нем, но и на его платье не было никаких повреждений".
Об этом рассказали, подтвердив сообщения свидетелей, высланные позже в Англию после королевской амнистии генерал армии камизаров Жан Кавалье и другие очевидцы.
Следует отметить, что в французской исторической традиции передавался изустно рассказ о том, что знаменитая Жанна д’Арк — Орлеанская дева также обладала подобными свойствами. И именно поэтому, а не только из-за ее "королевской крови", на костре сожгли другую преступницу, приговоренную ранее и похожую на нее фигурой. А Жанна осталась жива и окончила жизнь в преклонном возрасте, в кругу родных.
О спасении Орлеанской девы во Франции в недавние времена выпущено несколько научных трудов — хорошо аргументированных, подтверждающих жизнь Жанны уже после предполагаемого сожжения на костре.
Но об упомянутой версии — что она тоже была "саламандрой", хранимой от огня Светлыми Силами, к сожалению, в последние годы не пишет никто.
Известен еще один достоверный рассказ о Каменном Бруно. На самом деле его звали Бруно Кассиоли, жил он в XVIII столетии в Падуе, изучал юриспруденцию в тамошнем университете, одном из самых престижных в то время не только в Италии, но и во всей Европе. В воспоминаниях современников — соучеников, падуанских ученых, путешественников и просто любознательных людей — Бруно представлен как абсолютно нечувствительный к огню, кипящей воде и маслу, холодному оружию — "словно каменная статуя". Даже режущий удар саблей и укол ножа не представляли особой опасности: рана не кровоточила, ее края быстро смыкались. Через минуту на коже юноши не оставалось и следа травмы.
Однажды Кассиоли зашел с друзьями–студентами в мыловарню. Никто не смог ему помешать, когда он сбросил одежду и прыгнул в большой котел, где кипел раствор щелочи в жире и масле. "Находился там он около четверти часа, окончательно приведя в отчаяние хозяина, пока тот не призвал городских стражников, опасаясь обвинения в убийстве".
Студенты успокоили хозяина, объяснив, что это шутка и никакого ущерба купание в кипящем масле Бруно не принесет. При виде стражников он выскочил из котла и начал вытираться большой тряпкой. Студент, который хотел помочь ему, серьезно обжегся остатками раствора, прилипшего к коже Бруно.
"Каменный юноша" любил развлекать своих приятелей, выпивая одним глотком кипяток, только что снятый с огня. Однажды выпил кружку закипавшего масла, а затем показал коллегам не покрасневшие язык и глотку.
Выходки Бруно около двух лет забавляли и изумляли Падую, внося сомнения в души добрых католиков, так как "каменного юношу" никак нельзя было обвинить в чернокнижии: он постоянно посещал храм, молился, соблюдал посты, успевал в теологии. Но — не мог отказаться от демонстрации своих необыкновенных свойств. Потерявший терпение ректор приказал удивительному и строптивому юноше оставить стены университета.
Бруно уехал из Италии, возможно, в Германию. Вероятно, где-то по пути он продемонстрировал свои способности, но столкнулся с фанатичными христианами, не понимавшими вдобавок, что это — от Бога, а не от дьявола. Что ждало его после этого — ясно без комментариев… Во всяком случае, о его дальнейшей жизни ничего не известно.
Что же кроется за этим феноменом? Возможно, это форма необычной белковой жизни, не боящейся высоких температур по своим особым свойствам. В случае Бруно это вполне вероятно.
Но ведь и одежда не поддавалась действию пламени (и у крестьянки из Прованса, и у маленькой графини).
Судя по всему, здесь существовало какое-то защитное поле, исключающее воздействие высокой температуры.
Каким образом возникало это поле, передававшееся по наследству?
Во всяком случае это была не осознанная защита от пламени (ведь маленькая графиня спала!), а нечто как бы естественное, постоянное — какая-то охранительная аура, как бы волновой кокон спасения или термозащитная полевая структура.
Что это — результат мутации? А может быть, качество, доставшееся от древних предков, людей или пришельцев? Будущее, надеемся, прояснит это.
И в наше время появляются слухи о людях с подобными удивительными свойствами. И не всегда эти сообщения — газетные "утки". Вспомним нестинарство — хождение по раскаленным углям, искусство, распространенное от Болгарии до Фиджи.
Однако эти люди–феномены не склонны афишировать свои уникальные способности, поскольку можно потерять свободу, оказавшись предметом исследования лабораторий.

Найдено в Сети

Tags: стихия Огня
Subscribe

promo gerostratus march 30, 2015 18:51 4
Buy for 20 tokens
Разместил в Сети Кот То ;)
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments